epica
Рекламные идеи Российский журнал о творческом брэндинге YES!

На сайте 
Подписка
Архив журнала
Архив рубрик сайта
Эксперт клуб
Своя реклама
О журнале / Контакт
Есть вопрос!
- 06.09. Какой рекламщик эффективнее - циничный или сентиментальный?
- 06.09. Если бы вам предложили создать бренд-икону, с чего бы вы начали?
- 05.09. Какие вредные, ложные стереотипы есть у рекламистов насчёт целевой аудитории?
- 05.09. Как заставить людей прочитать рекламный плакат?
- 04.09. Как заставить людей запомнить имя бренда?
- 04.09. Может ли бренд помочь людям стать счастливыми?
- 04.09. Когда секс помогает продавать, а когда - мешает?
- 04.09. Полезно ли шокировать целевую аудиторию?
- 03.09. Почему на телевидении так мало хорошей рекламы?
- 03.09. Креатив и кризис - несовместимы?
- 03.09. Как делать реалистичную рекламу?
- 02.09. В вашей работе случались счастливые совпадения?
- 02.09. Если бы вы делали ребрендинг России, что бы вы поменяли?
- 02.09. Какой товар вы бы никогда не согласились рекламировать, и почему?
- 01.09.Откуда берутся хорошие копирайтеры?
- 01.09. Что вас бесит в российской рекламе?
- 01.09. Вы используете в рекламе грустные эмоции?
- Архив рубрики
Интересные ссылки
English
Поиск статей 

и или
На сайте выложено
1813 статьи Rambler's Top100



Кто такой Бог?

Rambler's Top100

– Когда секс помогает продавать, а когда – мешает?




Екатерина Красулина
, креативный директор Euro RSCG Moradpour:
– Секс помогает продавать, когда он является основой сюжета, и когда бренд максимально интегрирован в такой сюжет. И, соответственно, секс мешает, когда по сюжету он никак не связан с продуктом и его основными бенефитами. После просмотра такого ролика потребитель запоминает в основном секс, а не рекламируемый бренд. 



Павел Хижняков
, креативный директор агентства Twiga Touch:
– Я не знаю случая, когда бы он мешал. Может быть, они есть, только я такого не видел!



Александр Нефёдов
, руководитель творческий группы РА Aviator:
– Думаю, что помогает, когда товар с ним связан, по-хорошему. Глобальное заблуждение и стремление его использовать как один из основных мотивов – слава Богу, этим переболели, это детская болезнь, когда голых девушек ставили возле металлопроката и офисного оборудования. Мы говорим ведь о продажах, а не о привлечении внимания – наши инстинкты никто не отменял, но если вести речь о продажах, то секс – как и любая тема – если не связан с предложением, то не продаёт.
 


Наталья Смелова
, креативный директор агентства НЕБО:
– Да наверное, практически всегда помогает, даже если это детские товары. Смотря что понимать под «сексом» – сексуальность? Мамаши в памперсах и соках – они все в маечках, а не в халатах, никто не показывает их запущенными и замученными послеродовой депрессией, всё равно люди хотят видеть более красивых и более сексуальных людей, чем на самом деле. Не жизненно? Мне кажется, это раздражает только рекламистов, которые хотят показать правду жизни, а клиентов это не раздражает. Вот есть один ролик, где показано всё как есть – «Какой ты у меня нежный» – для йогурта Campina; там как все ходят дома, в трениках – это ужасно, хоть и всё как есть. Вообще секс присутствует в рекламе подспудно, подтекстом. И такие ролики обычно нравятся. Это важный, но подспудный мотив. Что касается прямой осознанной игры на сексуальных темах, то если какой-нибудь Axe или Lynx – уместно и прямое высказывание.



Лилия Лылык
, креативный директор агентства «Кинограф»:
– Помогает, когда он уместен. Когда целевая аудитория хотя бы им интересуется. Потому что в рекламе детских товаров он точно не уместен. В рекламе тракторов и металлургических вещей – тоже можно обойтись более простыми и традиционными вещами. Хотя какие-нибудь шарикоподшипники, например, сами по себе можно снять очень эротично, без демонстрации пятого размера силиконовой блондинки. Просто нужно захотеть и увидеть там секс. Если, опять же, конечно, уместно. 

Вопрос задавала Ксения Букша

Рекламные Идеи
All rights reserved. Перепечатка материалов сервера без письменного согласия редакции запрещена.
Development and Support by Segmenta media

Кто такой Бог?